Фотоаппарат – как средство воплощения идеи — Журнал TVGOROD в Оренбурге

Фотоаппарат – как средство воплощения идеи

Елена Моршинина в начале рисовала с помощью красок, но вскоре поняла, что это можно делать и фотоаппаратам. Она больше художник, чем фотограф. Для того чтобы в этом убедится, достаточно взглянуть на ее работы. Такие яркие, необычные и вдохновляющие. Вы можете знать ее, как Мандаринка Клементинка.

— Что вас вдохновляет на создание фотографий?

— Я просто придумываю образ, который мне хочется воплотить на фотографии. Я могу его нарисовать, и мне хочется увидеть, как это получится на фотографии.

— Что нужно для того, чтобы сделать красивую качественную фотографию?

— Фото – это  работа всей команды. Потому что визажист – это очень важно. Именно хороший визажист, который делает девочку лучше, а не страшнее. Обязательно ассистент — фотограф вообще не может без ассистента, это его правая рука. Модель сама нужна, потому что бывают очень зажатые, если она раскрывается, то все получится.

— С чего вы начинали?

— С людей. С творческих съемок всех своих подруг. А вообще, как художник. Все время рисовала, а потом подумала, что я могу рисовать не на бумаге, а фотоаппаратом. То есть раньше я все время рисовала раскадровку, на бумаге у меня были нарисованы все кадры, которые я хочу получить. Я показывала моделям, визажисту, и говорила: «Вот мне вот такой макияж, как я нарисовала», или «Мне вот такие позы, как я нарисовала». И потом мы сравнивали, и я говорила: «Молодцы, похоже на рисунок». Сейчас у меня нет времени на все это, ну и глаз уже наметан, необязательно постоянно рисовать, уже можно в уме прикинуть и получить красивую картинку. Изначально я не хотела быть фотографом, это за меня как-то все само произошло, потому что вдруг ко мне стали приходить люди и говорить: «Я хочу на фотосет», — а я отвечала: «Ребят, вы чего, я не фотограф». «Нет, мы хотим к тебе на фотосет» — так все и закрутилось. Я по-прежнему говорила, что не фотограф.  Ко мне пришел знакомый, он устраивал выставку, и сказал: «Я хочу твои фотки на выставку». Я опять за свое: «Я не фотограф». Он говорит: «Для меня — ты фотограф». Но это вообще давно было – 2007 год. И я отдала ему свои работы, сделанные на самую дешевую зеркалку, которую я брала у брата, у подруги, своей у меня тогда не было. Насобирала материал для выставки, и как-то с тех пор я думаю: «Ладно, у меня была выставка, наверное, я фотограф».

— Вы говорили о том, что изначально были художником. Как вы к этому пришли?

— Все из детства. Все детство рисовала, потом художку закончила. Потом устроилась в журнал иллюстратором. Заказы на портреты стала брать, делала рисунок по фотографии. Но на это времени очень много уходит. Первая работа, вторая работа фотографом плюс еще работа иллюстратором. В какой-то момент мне это поднадоело, решила, что фотографии интереснее.

— Почему фотография вас сейчас привлекает больше?

— Потому что в рисунок вовлечена только я, а в фотографию вовлечена команда. Это очень интересно, особенно когда хорошая команда, когда все на одной волне. Еще мне нравится, что мои фотографии, в отличие от рисунков, приносят пользу. Например, отсняли коллекцию одежды, и она продалась, потому что люди посмотрели фото. Или я наделала девочкам модельных тестов, и их взяли на контракт. Так недавно я снимала модель в Японии, она только окончила школу, у нее вообще не было фотографий. Мы ей сделали сначала одни тесты – натуральные, потом сделали «свадебные» тесты, потом еще поснимали. Вот, у нее уже есть, с чем ехать, и она уехала на два года в Японию.  Я вижу, что принесла какую-то пользу. И у меня таких историй много.

— Как вы считаете, важен ли рост для моделей?

— Для работы моделью по контракту это обязательно. Можно с помощью объективов или других способов увеличить рост, но если  тебе надо отснять 30 комплектов одежды и на каждом у модели штаны будут волочится по земле — тут рост имеет значение. Для такой работы нужна девочка, на которую вообще все сядет идеально, и ты не будешь ломать голову и думать: «А как вообще ее снимать?». Это просто нюансы работы, чтобы все получилось эффективно, качественно и быстро. Модели должны быть такими, чтобы всем остальным нужно было меньше напрягаться.

— А как же модель Елена Шейдлина? У нее ведь совсем небольшой рост?

— Да, она маленькая, но это другой  формат. Это не fashion, а творческая модель. В fashion индустрии есть примеры, где девочки небольшие, 165, но их заметили. У Лены все съемки творческие, она именно лицо. А для съемок штамповок, например, лук-бук, важна одежда, а не лицо. Разные заказы бывают и для разных заказов есть разные модели. И фотографы разные тоже бывают. Семейного фотографа, к примеру, не позовут fashion снимать. Это просто специфика.

— Можно ли быть счастливым человеком, работая на нелюбимой работе? Человек ведь часто остается неудовлетворен собственным выбором профессии.

— Я думаю, если работа не нравится, никак не станешь счастливым.

— У вас в этом смысле все сложилось удачно?

— Если честно, не очень. Мне тесно в Оренбурге. Очень многие из тех, с кем я сотрудничала уже уехали. То, что я здесь хотела сфотографировать, я уже сфотографировала, поэтому творческих съемок у меня больше нет. То, что я нафантазировала в пределах Оренбурга уже воплощено.

— Расширять географию не планируете?

— Я, когда езжу в путешествия, все время ищу девочек из модельных агентств, чтобы там им тесты сделать. Но получается не совсем то, потому что нет команды. Есть я и модель, а все остальное довольно проблематично. К сожалению, у меня пока нет связей.

— Вы любите путешествовать. Как вы находите на это время?

— Нельзя же жить только работой. Я работаю, чтобы потом путешествовать. Каждый день думаю об этом: «Вот сейчас ты поработаешь, зато потом куда-нибудь поедешь». Это в приоритете. Но, конечно, я разграничиваю время для работы и время для путешествий.

— Какая страна вам больше всего запомнилась?

— США. А на втором месте Япония. Я два раза была в Америке, три раза была в Японии. Была и в других странах, но все остальное близко к России, а эти две на разных концах. Если говорить о США, то восточное побережье (там, где Нью-Йорк) для меня менее интересно, оно по климату к нам ближе, там такие же растения, как в Европе. А вот западное, где Калифорния – там все другое. Это пальмы, пляжи, кактусы. Природа потрясающая и атмосфера тоже.

— В какую еще страну вам бы хотелось поехать?

— Я бы хотела посмотреть вообще все. Всю Америку посмотреть. Потому что Америка — как раз та страна, по которой надо передвигаться на машине, у них все для этого создано. И от штата к штату совершенно другая природа. Остальные страны поменьше, Европа, например. Но вообще интересно все. Везде очень много красивого.

— Вы много фотографируете в путешествии?

— Когда как. Мне уже стало надоедать. Обычно мы с мужем берем два фотоаппарата с разными объективами, чтобы и я могла фотографировать, и он. Но в последние разы я хожу с телефоном, снимаю видео и мне нормально. Просто лень доставать камеру тяжеленную, накручивать объективы.

— Вы когда-нибудь были в Европе?

— Так, по мелочи. Мне в начале было интересно проехать по Скандинавским странам: Норвегия, Швеция. Потом в Италии несколько раз была. Там очень красиво, интересная культура. Мне нравится эпоха Возрождения. Сами итальянцы не совсем мой типаж, они слишком импульсивные. В Голландии была, но для меня это только тюльпаны.

— В чем отличие европейских моделей от моделей для Азии?

— Как я сама понимаю: для Азии рост чуть меньше, в Европу это требование чуть-чуть больше. В Азии еще очень любят baby-face, круглые детские личики, веснушки, светлую кожу и все натуральное.

— Фотографировали для Европы?

— Да, конечно. Половина фотографий, которые я делала — для Европы. Концепция при этом немного меняется: для Европы стараюсь использовать меньше ярких цветов, а для Азии чуть больше. Но на самом деле я смотрю буки девочек, что у них уже есть и стараюсь добавить то, чего еще не было.

— С какими модельными агентствами вы сотрудничаете?

— В Оренбурге — Red point и Матрешка. Кроме того есть девочки, которые числятся в других агентствах, не оренбургских, но сами живут здесь. И они тоже приходят для пополнения буков.

— Если говорить о тестах, у вас есть какие-то предпочтения в фоне?

— У меня всегда все яркое. Когда меня спрашивают, почему, я говорю: «А вы в окно смотрели?» Тут то грязь, то серость. Хотя бы на фотографиях пусть будет яркое, потому что мрачноты везде полно. Плюс — это слегка узнаваемый стиль. Почти всегда, когда листают, говорят, что сразу бросается в глаза такой стиль. И когда ко мне посылают, хотят именно этого. Я сотрудничаю с модельными агентствами и в основном разговариваю не с самими моделями, а с хозяйками. И они говорят, что за простыми тестами мы пошлем к кому-нибудь другому, а когда надо что-то яркое и необычное – ко мне. Это их единственное пожелание, а дальше, как пойдет.

— Когда вы делаете тесты, стремитесь подчеркнуть индивидуальность модели или показать, что она может демонстрировать одежду?

— Тесты для модели. Эти фотографии должны показывать, как модель работает на камеру. Она вообще может быть в одной белой майке, но при этом такой, чтобы заказчик увидел, что она может все. Есть еще такое понятие, как снепы – там нужно показывать свое тело. А на тестах нужно демонстрировать мастерство. То есть не важно, какие у нее ноги, важно как она ими распоряжается.

— Вы подсказываете во время съемок?

— Да, конечно, потому что не все знают, что нужно.  Если модель уже поработала на контрактах и ей надо просто освежить фотографии – это видно. А некоторые просто стоят, особенно, если это их первая съемка. Но я всем помогаю, даже если они опытные.

— А если модель на фотографии получается плохо, говорите ей об этом?

— Да, и очень жестко. «Пока все плохо, давай еще» — и подсказываю, как. При этом я разграничиваю моделей и клиентов. Если человек не модель – он пришел получить удовольствие от фотосета. В этом случае никогда не говорю, что что-то плохо. Я говорю, что все замечательно. А девочки ведь будут работать за границей, они должны понимать, что с ними никто не будет нянчиться, поэтому правду говорю: либо результат хороший, либо плохой – работаем дальше.

— Насколько в тестах важна обработка?

— В тестах почти не нужна обработка. В Европе вообще минимум ретуши. Только убирают какие-то прыщи и дефекты. В Азии любят больше обработки, но тесты не требуют этого. Там надо модель показывать. Если какие-то другие, коммерческие проекты, например, когда надо показывать одежду – тогда больше глянца наносится.

— Нравится ли вам процесс обработки?

— Нравится. Я вообще не из тех, кто не любит обрабатывать. Но я за то, чтобы исходники были очень хорошие, тогда легко обрабатывать. Сам процесс мне очень нравится, потому что видишь сырой материал, и видишь также, как это можно улучшить. Ты представляешь, какая картинка может быть в конце обработки.

— Какой жанр фотографии вас привлекает? Сами что смотрите?

— Я стараюсь поменьше смотреть чужие работы, потому что не люблю перенимать. Я ни разу не была ни на одном мастер-классе, никаких уроков не брала. Это, наверное, очень мешает в развитии, потому что нет какого-то толчка, но я очень не люблю, когда люди смотрят чужие фотографии и копируют. И, мне кажется, когда смотришь очень много чужого, ты невольно впитываешь все, а сейчас такой поток, что ты можешь впитать вообще не то, что тебе надо. Для того чтобы смотреть цвет и комбинации оттенков, можно ориентироваться на изобразительное искусство. Я также листаю Vogue и подобные издания. Это просто красивые картинки, некоторые очень нравятся. Вообще люблю fashion с какой-то изюминкой, не для всех. Какой-нибудь ломанный позинг, странный макияж. Кому-то покажется, что это некрасиво. Иногда я в своих работах грешу, жертвую красотой в пользу необычности. Какой-то макияж, который скорее сделает девушку некрасивой, но он при этом необычный – это мне больше нравится, чем что-то классическое. Локоны «Я принцесса» — все так могут, и это не интересно.

— Какие ваши любимые художники?

— Они у меня как-то с годами поменялись. Когда я школу заканчивала, казалось, Дали – там все такое необычное, безумное, и я пыталась рисовать, как он. Сейчас мне этот художник не нравится, с возрастом, видимо, тянет на что-то более спокойное. Голландские художники, например, Вермеер. Люблю его «Девушку с жемчужной сережкой». Нравятся «Подсолнухи» Ван Гога или Рерих тоже, у него такие горы красивые, и все яркое. Но, а в целом все нравится.

— А вы можете поподробнее рассказать о том, какими коммерческими проектами занимаетесь?

— Их, на самом деле, не так много. Ну, например, салон красоты «La Santé», с ними мы сотрудничаем долгосрочно, уже не один месяц, т.е. они сотрудничают с бутиком «Fashion city». Оттуда берем луки, салон красоты делает макияж и прически на разные темы. У нас, например, была ретро-съемка, пытались сделать образы Мэрилин Монро, Диты фон Тиз. С «La Santé» мы отработали почти все, что они хотели. Также на регулярной основе сотрудничаю с модельными агентствами, со стилистами. Это не самая интересная часть моей работы, но стилисты приходят ко мне с чемоданом, у них 20-30 луков и мы методично, меняя места, чтобы было интереснее, просто снимаем одежду. В этом нет ничего сложного и особенного, но клиентам надо и такое. Я специально не беру ни детские, не семейные, ни свадебные съемки. Это все не мое, мне неинтересно. Хотя раньше я брала свадьбы, мне нравилось. Сейчас моя работа — только то, что связано со стилем, может быть, для визажистов какие-нибудь beauty-съемки. Тематика достаточно узкая.

— У вас много свободного времени?

— Его нет вообще. Я и сюда (на интервью) с трудом смогла прийти.

— Даже на кино времени не хватает?

— Я как раз из кино, из Космоса. Смотрела сегодня «Стражей галактики».

— Если выбирать между книгой и кино, что бы вы выбрали?

— Сейчас я чаще фильмы смотрю, потому что для книги нужна какая-то особая атмосфера. И книгу я читаю одна, а фильм могу посмотреть вместе с мужем, так мы можем проводить время вместе.

— Какой ваш самый любимый фильм?

— Я в последнее время смотрю только развлекательные фильмы. Но любимый у меня «Вечное сияние чистого разума». Там Джим Керри и Кейт Уинслет с ярко-рыжими волосами. Я его смотрела кучу раз, мне очень нравится.

— Сегодня считается, что мобильная фотография может выглядеть не хуже, чем картинка, снятая на фотоаппарат. Как вы к этому относитесь?

— Я не согласна с этим. Потому что качество совершенно другое. Мобильная фотография, даже когда ты открываешь ее для обработки, у тебя нет простора, потому что никакого качества. В instagram они кажутся нормальными, но когда ты их растягиваешь на большой экран – даже сравнивать нельзя. Мобильная фотография только для instagram.

— Говоря о личных фотографиях, нужна ли здесь обработка? Ведь многие увлекаются обработкой личных фотографий.

— Я борюсь с этим. То есть, я прямо бью себя по рукам и говорю: «Ну зачем ты это делаешь? Это же просто обычные личные фотографии». Благодаря опыту и знаниям я вижу, что могу улучшить – почему нет? Но с собой я борюсь. Это не та область, где надо фотошопить.

— Что значит, быть фотографом?

— У всех свое понимание. Кто-то считает, что надо эмоции ловить. Это, наверно, те, кто детские съемки делает. Я не могу на этот вопрос ответить. Я не фотограф, я просто хочу воплощать то, что я увидела в своей голове. Для меня фотоаппарат — только средство, как кисти и краски.

Автор статьи: Дарья Казакова

Фото: Елена Моршинина (FOXY FOX PHOTOGRAPHY)
Стиль и макияж: Мария Лаптева
Одежда и аксессуары: Kitty’s Hell | Оренбург
Место съёмки: Фотостудия Ксении Тихоновой
Модели: Аделина и Анастасия
MA: Matreshka Models